Головна » 2014 » Жовтень » 14 » Шизофрения и другие психические расстройства в необычной судьбе гениев (II)
13:24
Шизофрения и другие психические расстройства в необычной судьбе гениев (II)

Роджер Сид Кит Барретт (Roger 'Syd' Keith Barrett), появившийся на свет б ян­варя 1946 года, в доме номер 60 по Глиссон-роуд в Кембридже, расположенном в часе езды от Лондона, городе, знаменитом своей утончённой средневековой красотой и известному на весь мир университету, был четвертым из пяти детей, воспитанных доктором Артуром Максом Барреттом (Arthur Max Barrett) и его же­ной Уинифред.

Роджер был симпатичным живым подростком, наделённым способностью оча­ровывать других, что позволяло ему без труда обретать друзей. С раннего детства неплохо рисовал, но, казалось, был предназначен для музыкальной карьеры с того самого дня, когда выиграл фортепианный дуэт в Кембриджском Гайд-холле, исполнив на пару со своей младшей сестрой «Голубой Дунай».

Доктор Барретт числился в рядах Кембриджского филармонического обще­ства, и в доме всегда звучала музыка. Он был довольно заметной фигурой в городе, так как, сделав научную карьеру в Лондонском университете, работал полицейским патологоанатомом в больнице и университете. В госпи­тале Адденбрук в Кембридже до сих пор имеется его кабинет.

Помимо Барретта в кембридж­ской средней школе занимались еще несколько будущих коллег-музыкан­тов. На два года старше Барретта учился Роджер Уотерс (George Roger Waters), вместе с ним - Сторм Торгесон (Storm Torgeson), подружив­шийся с Сидом приятель Роджера, а впоследствии - разработчик класси­ческих обложек PINK FLOYD. На два года младше учился гитарист последнего соста­ва PINK FLOYD Тим Ренвик (Tim Renwick), у которого сохранились воспоминания о Сиде как о командире его патруля бойскаутов.

Последний год был омрачён болезнью отца. Впоследствии оказа­лось, что это рак на запущенной стадии. Он умер в декабре 1961 г. в возрасте пятиде­сяти двух лет, ещё за полмесяца, до своей кончины, продолжая работать в госпитале Адденбрук. Для Сида, да и для всей семьи, это был страшный удар. Сестра Розмари рассказывала, что Сид с детства вёл дневник и ни одного дня в нем не пропускал. Однажды она случайно заметила, что страница за 11 декабря так и осталась пустой, и больше в дневник не записано было ни слова... Эта травма послужила первопри­чиной дальнейшего психического расстройства - так был заложен, пользуясь фрей­довской терминологией, первый кирпич в стене будущего пророка психоделии. Сид был так потрясён смертью отца, что ещё долго не мог оправиться.

В то время как живопись по-прежнему составляла его главный интерес (он про­вёл выставку своих работ в местной галерее), поп-музыка оставалась второй по значимости и, воодушевлённый успехом воскресных послеполуденных сейшенов, Сид присоединился к своей первой группе GEOFF MOTT AND THE MOTTOES.

Барретт несомненно обладал ярко выраженным личным обаянием и умел распо­ложить к себе людей, но, случалось, он закрывался в себе и бродил по холмам возле Кембриджа или в одиночку отправлялся путешествовать по ботаническим садам го­рода. Ещё один друг детства Тим Фрэнсис (Tim Francis) вспоминает: «На первый взгляд Сид казался очень общительным, однако у него были свои секреты. Он обладал и та­кими чертами характера, которые тщательно скрывал от окружающих».

Сид отправился в первое «путешествие» в возрасте девятнадцати лет, но уже в течение по меньшей мере двух лет курил марихуану, впервые попробовав её во время воскресных послеполуденных сейшенов и, хотя героин Барретт попробовал ещё до того как ему исполнилось двадцать лет, ЛСД всегда оставался его любимой формой ухода от реальности.

В 1964 году Барретт уезжает в Лондон для учёбы в Кэмбервелском художественном колледже. Там он в 1965 году вместе с Роджером Уотерсом, Ником Мэйсоном, Ричардом Райтом и Бобом Клоузом создаёт группу The Pink Floyd Sounds. Сид Барретт сначала показал себя довольно хорошим членом группы, но вскоре он начал употреблять ЛСД и потихоньку сходить с ума. Он неделями мог не выходить из своей комнаты. Участникам группы приходилось уговаривать Сида провести хоть ещё один концерт. Сид соглашался с большим тру­дом: он был настолько ленивым, что не мог заставить себя выйти на сцену, когда у него не было настроения. А оно у него было очень редко. Бедный кот Барретта... Сид кормил его ЛСД. Один раз во время концерта Сид еле вышел к зрителям, участники заиграли. Но Сид как стоял, так и стоял. Простоял он так весь концерт и не издал ни единого звука. Молчал весь концерт и смотрел куда-то вдаль. После окончания концерта, Барретт выбежал на улицу и пешком побежал к поезду, бросив свою ги­тару на асфальт. Менеджер группы еле-еле поймал Сида и насильно потащил назад к группе.

Легкие помутнения рассудка Барретта еще нельзя было назвать симптомами необратимых перемен или чем-то, выходящим за рамки всеобщего безумия тех лет. И тем не менее, как подчёркивает Джун, с ним не произошло мгновенной перемены:  «Сида, которого мы знали и любили до, - бац, и вот - псих. Так не бывает. Процесс шёл постепенно. То он без особой причины выглядел «заторчавшим» - но тогда никто из нас не жил с ним, и мы не знали, что происходило у него дома. Потом пару недель всё было в порядке, затем Сид на несколько дней съезжал с катушек - и об­наруживалось, что он принимал неимоверное количество «кислоты». Он знал дозу, знал, сколько он сам глотал. Но за чаем «друзья» могли булькнуть ещё пару таблеток в чашку и ничего не сказать. Так на половине одного «путешествия» он уходил в другое. Наверное, они «ширялись» по несколько раз в день, и так в течение двух или трёх недель. Вот тогда его понятие реального стало размываться - и Сид с ог­ромным трудом мог общаться с людьми, которые не жили с ним рядом».

«Конечно, во всём виновата ЛСД, - подтверждает Рик Райт, - хотя и неизвестно, то ли кислота послужила началом процесса психического расстройства, то ли она ста­ла лишь катализатором, ускорителем этого процесса. Возможно, дело в уникальном творческом видении Барретта. Наверно, люди с потрясающе развитым воображе­нием менее всего способны совладать с наркотиками».

Но Сид уже был совсем никаким и участникам группы пришлось заменить его на Дэвида Гилмора. В 1968 году Сид Барретт покидает Pink Floyd. 14 мая 1968 г. он начал работу над своим первым альбомом, который так и не вышел, так как руко­водство компании Harvest, где записывался Сид, сочло материал непонятным для слушателя. Однако некоторые записи оттуда позднее вошли в такие альбомы, как The Madcap Laughs и Opel. Позднее, 11 апреля 1969 года, Сид начал записывать свою первую пластинку, позднее получившую название The Madcap Laughs. Работа продвигалась очень медленно, и альбом вышел только в 1970 году. Во время записи альбома Барретту помогали группа The Soft Machine и ещё несколько музыкантов. Сам Барретт играл на гитарах и пел. Однако в записи некоторых песен альбома му­зыканты группы The Soft Machine участвовать отказались, поскольку Барретт играл очень сбивчиво и не держал общий ритм. В итоге альбом был дописан при помощи бывших коллег по группе Роджера Уотерса и Дэвида Гилмора. При этом часть ма­териала оставили как есть: например, в песне «If It's In You» сохранился фальстарт Барретта во время сессии звукозаписи, а в песне «Feel» — голоса со звукорежиссёрского пульта.

В работе над вторым альбомом, названным Barrett, Сиду помогали участники группы Pink Floyd Ричард Райт и Дэвид Гилмор с Джерри Ширли.

В 1975 году Барретт, располневший и стриженный наголо, неожиданно появил­ся в лондонской студии Эбби Роуд, где группа Pink Floyd записывала альбом Wish You Were Here, заглавная песня которого была посвящена Барретту. Этим визитом он произвёл сильнейшее впечатление на участников Pink Floyd. В 1988 году вышел сборник Opel, содержавший ранее неизданные песни Барретта, записанные в пе­риод с 1968 по 1970 гг. С начала 1980-х годов Барретт практически не появлялся на публике и жил крайне уединённо в доме своей матери, занимаясь живописью и са­доводством. Барретта считают одной из самых интересных и загадочных личностей в истории рок-музыки.

7 июля 2006 года он умер в своём дом в графстве Кембриджшир. Причиной смерти, как сообщили газета Guardian и родные музыканта, стали осложнения, вызванные сахарным диабетом. Очень немногие оказали такое громадное влияние на рок-музыку как Сид Барретт. Он опередил своё время. Его тексты были оригинальны и изобретательны, простираясь гораздо дальше привычных для того времени тем любви и секса. Он начал с заимствования из гитарных тем начала шестидесятых, но очень быстро выработал свой собственный отличительный стиль. Он был великолепным импровизатором. Жалко, что записанное наследие Сида насчитывая всего три альбома и несколько незаконченных композиций. Взрослый мир оказался слишком жестоким и нереальным для Сумасброда.

Из книги "Шизофрения: необычные люди среди странных людей" О.Чабана, Е.Хаустовой, Е.Жабенко, Н.Жабенко. - К.: 2012.

 

 

Переглядів: 1429 | Додав: Ganna | Рейтинг: 3.0/2
Всього коментарів: 0